Ну что там с Историей?

Discussion in 'Off Topic' started by falcon, Jun 24, 2017.

  1. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
    Тоже красивое.
    Разбившийся и сгоревший итальянский бомбардировщик, в котором погиб маршал Итало Бальбо
    [​IMG]
    Разбившийся и сгоревший итальянский бомбардировщик Savoia-Marchetti SM.79 Sparviero, в котором погиб генерал-губернатор Ливии и главнокомандующий итальянскими войсками в Северной Африке маршал Итало Бальбо (Italo Balbo, 1896-1940).
    Самолет, на котором Бальбо летел в Тобрук, был сбит 28.06.1940 г. зенитным «дружественным» огнем в районе города.

    Итальянские зенитчики молодцы. Не промазали.
     
  2. Siddha

    Siddha Well-Known Member

    Joined:
    Jan 2, 2004
    Messages:
    55,364
    какая мощная была страна Италия. строили собственные корабли, самолеты и автомобили.
     
  3. falcon

    falcon Well-Known Member

    Joined:
    Mar 24, 2000
    Messages:
    58,271
    Location:
    Omsk
    [​IMG]
    Улица Нижняя. Село Коломенское. 1930-е
     
  4. schuss

    schuss Well-Known Member

    Joined:
    May 29, 2001
    Messages:
    4,000
    Location:
    Moscow
  5. falcon

    falcon Well-Known Member

    Joined:
    Mar 24, 2000
    Messages:
    58,271
    Location:
    Omsk
    [​IMG]

    Анна Ефимовна Антонова с сыном Олегом и дочерью Ириной. Родом из потомственных дворян Олег, обладая по наследству недюжинной волей, упорством и редким гармоничным сочетанием художественного таланта и аналитического ума, и получив великолепное образование, стал выдающимся конструктором самолётов.

    Под руководством Олега Константиновича Антонова было создано целое семейство самолётов, начиная с Ан-2 «кукурузника» и заканчивая гигантами Ан-22 «Антей» и Ан-124 «Руслан». Анна Ефимовна, когда началась Первая мировая война, следуя традициям русской интеллигенции, стала сестрой милосердия в госпитале для тяжелораненых, прибывающих с фронта. Перевязывая раненых солдат, она через царапину на руке внесла инфекцию и скончалась от заражения крови.
     
    rgreat and mcgru- like this.
  6. falcon

    falcon Well-Known Member

    Joined:
    Mar 24, 2000
    Messages:
    58,271
    Location:
    Omsk
    [​IMG]

    Люди привeли своих собак на усыпление, так как они не в состоянии платить увеличенный налог на домашних питомцев, Берлин, 1926 год.
     
  7. Siddha

    Siddha Well-Known Member

    Joined:
    Jan 2, 2004
    Messages:
    55,364
    как в йобаном софке когда сделали налог на кажный куст и дерево.
    в итоге и налогов не увидели и лишились красоты приусадебных садов
     
  8. mcgru-

    mcgru- Well-Known Member

    Joined:
    Sep 21, 2000
    Messages:
    62,354
    Location:
    Tomsk, Russia
    опять в бреду?
    или ты про последствия ваших геологических разломов?
     
  9. Siddha

    Siddha Well-Known Member

    Joined:
    Jan 2, 2004
    Messages:
    55,364
    обсуждали ведь хрущевские налоги на приусадеьные насаждения.
    чо еблана включаеш?
     
  10. falcon

    falcon Well-Known Member

    Joined:
    Mar 24, 2000
    Messages:
    58,271
    Location:
    Omsk
    [​IMG]

    При проведении раскопок в Таре была найдена монета времен Ивана Грозного. Серебряная деньга является единственной монетой этого периода, найденной на территории юга Западной Сибири.
     
    SliceMaster likes this.
  11. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
    Не, Ваня, это кукурузник влупил указ 10 мая 1957 года. Когда МТС разломал, продав нахрен не нужную колхозам технику, которую ни обслужить, ни водить некому, и налог на плодовые деревья ввёл, жопа с ушами. Но действовал, как раз в русле мечты сидхи, о развале СССР. Богатый был указ. Артели на ноль, без выкупа, и много чего ещё.
     
  12. Siddha

    Siddha Well-Known Member

    Joined:
    Jan 2, 2004
    Messages:
    55,364
    не пизди.
    я никогда не ратовал за развал СССР. только за шоб нахуй гнать йобаных дегенератов-камуняк.
    была как то по совецкому ТВ помимо первых трансляция по ТВ заседанию депутатов, какое то заседание суровых дядек на предмет разворота сибирских рек.
    ща понимаеш какой пиздец бы натворили бы эти ебланы
    а за СССР я головосовал на головосовании по ево сохранению потому что хотел поступать после техникума в Рижский авиационный институт где учился мой двоюродный татарский дядька. В итоге пришлось в УПИ поступать
     
  13. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
    Сегодня пришло сообщение, что генерал Черняев взял Ташкент. Никто не знает, почему и зачем(с)

    29 июня 1865 года русский отряд под командованием генерала Черняева взял город Ташкент.
    Генерал Черняев имея под свои началом 1300 солдат и офицеров и 10 орудий, после двух месяцев боев в пригородах, занял город с население 100 000 человек, который обороняли 30 000 защитников из них 15 000 профессиональных воинов хана Алимкула.
    Ташкент находился под властью Кокандского ханства, контроль над городом позволил бы России установить контроль и над всей южной границей.
    Генерал Черняев получил от военного министра указание избегать штурма города ввиду недостаточности сил, однако решил действовать по обстоятельствам, тем более, что они складывались не в пользу России: соседний Бухарский эмират (не очень дружественный России), наводил смуту в Кокандском ханстве и имел все основания завладеть Ташкентом.
    23 апреля 1865 года, генерал Черняев со своим небольшим отрядом подошел к окраинам Ташкента и начал подготовку к осаде: взял несколько крепостей, нарушил оросительную систему города.
    21 мая армия под командованием хана Алимкула совершила вылазку из Ташкента в надежде уничтожить русский отряд, но после 2-х часового боя армия хана Алимкула, как и он сам, закончилась, остатки скрылись в городе.
    27 июня Черняев приступил у штурму Ташкента: два дня русские отряд численностью 1300 человек гонял по улицам Ташкента вооруженных многонационалов, коих набралось от 15 до 20 тысяч голов.
    29 июня город был официально занят русской армией: между Черняевым и знатью города был подписан договор согласно которому город находился в вассальном подчинении России на правах самоуправления, в Ташкенте запрещалось рабство и торговля людьми (все рабы были объявлены свободными) гарантировалась свобода вероисповедания.
    18 сентября 1865 года жители города составили обращение к русским властям с просьбой принять город в состав России. (с)
     
  14. Siddha

    Siddha Well-Known Member

    Joined:
    Jan 2, 2004
    Messages:
    55,364
    как зачем!?
    ибо не хуй.
    если сурьезно то если бы кацапомоскали не подгребли под себя Туркестан , то там бы хозяйничали наглосаксы.
     
  15. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
  16. PressLuftHammer

    PressLuftHammer FH Beta Tester

    Joined:
    Mar 5, 2003
    Messages:
    15,245
    Location:
    Ekaterinburg (Russia)
    Чего то дохрена стечений обстоятельств. Больше смахивает на то что кого то выгораживают.
    Вагонники на опробование х... положили. Машинист неопытный. Да может машинистом он недавно, но он должен был хотя бы пару лет помощником откатать перед этим. То есть как работают и опробуются тормоза должен был знать. Тормоза не отпустили полностью, но он это игнорирует.
    При опробовании тормоза недостаточно эффективны, но ему пофиг.
    Про тангенту тоже странно.

    Такое ощущение что там решили просто все ограничить осмотрщиками, и по максимуму всех остальных отмазывать.
     
  17. falcon

    falcon Well-Known Member

    Joined:
    Mar 24, 2000
    Messages:
    58,271
    Location:
    Omsk
    [​IMG]

    На берегу озера Балатон в Венгрии, 1961 год
     
  18. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
    «Копия агентурного донесения в Особое отделение контрразведки Отдела
    Генерального штаба при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга
    России. Ноябрь 1918 года.

    Основанием для наложения на жителей окраин г. Майкопа контрибуции и
    жестокой с ними расправы для ген. Покровского послужили слухи о
    стрельбе жителей по отступающим войскам генерала Геймана 20 сентября
    при обратном взятии большевиками г. Майкопа. По обследовании этого
    вопроса выяснено, что последним из города от дубильного завода
    (Николаевский район) отступил четвертый взвод офицерской роты, ведя
    непосредственную перестрелку с цепями наступавшего с восточной части
    города противника. Таким образом, в этом случае является весьма трудным
    установить прямое участие жителей Николаевского района в стрельбе по
    войскам генерала Геймана. Покровский район настолько удален от пути
    отступления войск, что физически по своему местоположению не мог
    принять участие в обстреле войск, не исключая, конечно, возможность
    случаев единичной стрельбы во время начала наступления на улицах города.
    Со стороны Троицкого края, вернее так называемого Низа, с островов реки
    и берегов установлены случаи стрельбы по переходящим через реку
    бегущим жителям г. Майкопа, но убитых и раненых не было. Это до
    некоторой степени указывает, что стрельба не была интенсивной и носила
    случайный характер. Перед уходом большевиков из Майкопа окраины
    неоднократно подвергались повальным (Афипским полком Воронова),
    единичным (Ейский полк Абрамова) обыскам. Обыскивались окраины и по
    занятии Майкопа отрядом генерала Геймана. Все это указывает на то, что
    население окраин как таковое не могло иметь оружия и таковое могло
    находиться лишь у отдельных лиц. Кроме того, и большевиками, и
    генералом Гейманом предлагалось населению сдать имеющееся оружие,
    каковое и было снесено в значительном количестве. Между тем при занятии
    гор. Майкопа в первые дни непосредственно по занятии было вырублено
    2500 майкопских обывателей, каковую цифру назвал сам генерал
    Покровский на публичном обеде. Подлежащие казни выстраивались на
    коленях, казаки, проходя по шеренге, рубили шашками головы и шеи.
    Указывают многие случаи казни лиц, совершенно непричастных к
    большевистскому движению. Не помогало в некоторых случаях даже
    удостоверение и ходатайство учреждения. Так, например, ходатайство
    учительского совета технического училища за одного рабочего и
    учительского института за студента Сивоконя. Между тем рядовое
    казачество беспощадно грабило население окраин, забирая все, что только
    могло. Прилагаемый список взятого казаками в садах (смотри показания
    Божкова) и копия жалобы атаману области редактора газеты Рогачева в
    достаточной степени указывают на характер «обысков», чинимых казаками
    дивизии ген. Покровского. Ужасней всего то, что обыски сопровождались
    поголовным насилием женщин и девушек. Не щадили даже старух. Насилия
    сопровождались издевательствами и побоями. Наудачу опрошенные
    жители, живущие в конце Гоголевской улицы, приблизительно два квартала
    по улице, показали об изнасиловании 17 лиц, из них девушек, одна старуха
    и одна беременная (показания Езерской). Насилия производились
    обыкновенно «коллективно», по нескольку человек одну. Двое держат за
    ноги, а остальные пользуются. Опросом лиц, живущих на Полевой улице,
    массовый характер насилия подтверждается. Число жертв считают в городе
    сотнями. Любопытно отметить, что казаки, учиняя грабежи и насилия, были
    убеждены в своей правоте и безнаказанности и говорили, что «им все
    позволено».
    Влияние генерала Покровского на жизнь города Майкопа не прекращается.
    несмотря на то, что штаб его и дивизия давно ушли из города. До сих пор
    еще чины дивизии генерала Покровского производят в Майкопе
    самостоятельные аресты и увозят в штаб дивизии арестованных. Увезены из
    тюрьмы, как передают, 16 человек арестованных. Увезен содержавшийся в
    майкопской тюрьме, принудительно мобилизованный большевиками врач
    Георгиевский. Медицинский союз, обеспокоенный его судьбой, принял
    участие в этом деле и наводил справки. Оказалось, что он увезен в
    Лабинскую и там след его пропал. Утверждают, что врач Георгиевский
    повешен. Из майкопской больницы разновременно были увезены двое
    находившихся там на излечении больных. На одного из них увезшим его
    офицером была дана врачу расписка. Любопытно, что аресты эти были
    произведены по особому списку на 22 человека, на котором имеется
    надпись Покровского: «Кровью своей должны искупить свой грех перед
    родиной». Прибывший в г. Майкоп адъютант дивизии для подыскания
    помещения для зимовки штаба генерала Покровского в частной беседе
    говорил, что «они еще основательно почистят Майкоп, для чего у них
    ведется разведка».
    Воронович раскрывал ужас происходящего и в Майкопе:
    «Прибежавший в Сочи крестьянин села Измайловка Волченко рассказывал
    ещё более кошмарные сцены, разыгравшиеся у него на глазах при занятии
    Майкопа отрядом генерала Покровского. Покровский приказал казнить
    всех, не успевших бежать из Майкопа членов местного совета и остальных
    пленных. Для устрашения населения казнь была публичной. Сначала
    предполагалось повесить всех приговоренных к смерти, но потом оказалось,
    что виселиц не хватит. Тогда пировавшие всю ночь и изрядно подвыпившие
    казаки обратились к генералу с просьбой разрешить им рубить головы
    осужденным. Генерал разрешил. На базаре около виселиц, на которых
    болтались казненные уже большевики, поставили несколько деревянных
    плах, и охмелевшие от вина и крови казаки начали топорами и шашками
    рубить головы рабочим и красноармейцам. Очень немногих приканчивали
    сразу, большинство же казнимых после первого удара шашки вскакивали с
    зияющими ранами на голове, их снова валили на плаху и вторично
    принимались дорубливать… Волченко, молодой 25-летний парень, стал
    совершенно седым от пережитого в Майкопе. Никто не сомневался в
    правдивости его рассказа, ибо сочинские обыватели едва сами не стали
    свидетелями таких же бессудных казней».
    О резне в Майкопе, не называя конкретных цифр, упоминал и В.
    Пешехонов.
    «Всего в Майкопе за две недели будет расстреляно, по разным данным, от
    2500 человек до 7000 человек. Отправной точкой являются материалы белой
    стороны. Генерал А. И. Деникин собирал компромат на генерала
    Покровского, помощь ему в этом оказывали контрразведывательные органы
    Добровольческой армии. Поэтому не случайно данные о 2500 жертвах
    «майкопской резни» приведены в материалах деникинской контрразведки».
    «В Майкопе генерал Покровский учинил такую резню, перед которой
    померкли ужасы Новороссийска. Были изрублены и повешены четыре
    тысячи рабочих и крестьян… были майкопские ребята, успевшие уже
    побывать в тылу у белых. Их рассказ о зверствах генерала Покровского
    заставил меня затрепетать».
    Врангель тоже приложил руку к казням, хотя и чуть менее масштабно, чем
    Покровский.
    «…Из Константиновской, на автомобиле, скоро появился Врангель.
    Приказав на месте ждать его распоряжений, он двинулся дальше через
    хутор, к авангарду. Не прошло и полчаса времени, как к нашей колонне
    подошла мажара. С нее весело спрыгнули человек 15 молодых казаков и
    заговорили с нами. Казаки нашего полка немедленно окружили их и стали
    расспрашивать: откуда и что?.... Одеты были так, как казаки идут «на
    станицу», т. е. в центр станицы по каким-нибудь делам в полурабочем, в
    полупраздничном костюме. Некоторые в ватных бешметах. И только один
    был среди них старый казак лет 35, с небольшой черной бородкой,
    подстриженной «по-азиятски». Конвоирующий их казак подъехал к нам, ко
    всей группе офицеров Корниловского полка, и подал записку. По
    положению полкового адъютанта я беру ее, разворачиваю и читаю вслух:
    «В подсолнухах захвачено 15 скрывавшихся казаков Красной армии из
    станицы Константиновской, которых и препровождаю. Командир 1-го
    Уманского полка полковник Жарков». И поперек этого донесения читаю
    надпись: «В главные силы. Расстрелять. Генерал Врангель».
    Все слышат последние слова и словно не понимают: кого расстрелять и за
    что?
    — Это явное недоразумение, — говорю я Безладнову. — Его надо
    выяснить… это ошибка, — продолжаю.
    — Какая ошибка? — спрашивает, скорее, отвечает мне он. — Красные?.. Ну
    и… расстрелять! — добавляет Безладнов.
    На эти слова своего командира полка сотенные командиры, пользуясь
    равенством в чине, — Черножуков, Лопатин, Сменов — заговорили сразу
    же все, что это есть ошибка, недоразумение, что генерал Врангель не
    разобрался, торопясь к авангарду, что время у нас есть, это не спешно и
    прочее. И вдруг мы слышим от Безладнова, что «никакого недоразумения
    нет, это пленные, это «приказ» и если приказ, то какой же может быть
    разговор?»
    Мы слушаем его и не верим своим ушам. Все это показалось нам таким
    диким, что становилось страшно за могущий быть произвол. Вокруг нас
    казаки слушают наш, уже довольно крупный, разговор и молчат.
    Насторожились и пленные. Они стоят тут же и все слышат… Я беру себя в
    руки и начинаю действовать, чтобы спасти жизнь этих казаков. Донесение,
    по положению, находится в моих руках. Быстро подступаю к пленным и
    спрашиваю, кто они и как захвачены.
    Наперебой, запальчиво отвечают, что они казаки станицы
    Константиновской. Их вчера мобилизовали красные и насильно увезли из
    станицы; сегодня, когда завязался бой и красные отступили, они умышленно
    спрятались в подсолнечниках, чтобы не идти дальше с ними, и сами вышли
    к казакам; у них дома «закопаны» винтовки, все их в станице знают —
    только справьтесь об этом, «станица ведь недалеко!» — закончили они. Под
    полное одобрение всех офицеров и молчаливое созерцание казаков резко
    докладываю своему беспечному командиру полка, подчеркивая еще раз, что
    это ошибка, и будет безумием расстрелять своих же казаков, таких же
    белых, как и мы.
    — Я ничего не знаю. Мне приказано, и я исполню, — вдруг упрямо заявляет
    Безладнов, лежа на бурке.
    Я смотрю на него и, еще не веря этим его словам, ищу еще что-то ему
    сказать особенно доказательного, чтобы внушить ему всю несуразность и
    жестокость его мышления.
    — Да подождите хоть полчаса! Можно послать к генералу Врангелю
    офицера, чтобы выяснить все это на месте! — совершенно не по-воински
    говорю ему, не как подчиненный ему офицер и его полковой адъютант, а
    говорю «как человек» и как равный с ним в чине.
    А Безладнов отвечает мне уже решительно: — Мне приказано, и я исполню!
    И на все мои доводы — вдруг говорит «о святости приказания начальника».
    Тут я уже не вытерпел. И, передавая ему этот трагический листок донесения
    полковника Жаркова с резолюцией генерала Врангеля, заявил:
    — Ну… действуйте теперь Вы сами… а я отхожу от этого дела.
    Передав донесение, отошел в сторону, тяжело дыша. Мое такое заявление
    произвело впечатление на офицеров полка. Сотенные командиры заявили
    Безладнову: чтобы не было поклепа на один Корниловский полк за расстрел
    своих же казаков, они просят разделить пленных пополам, между нашим и
    Черкесским полком, и пусть каждый полк расстреливает «свою половину».
    Конечно, это не был даже и Соломонов суд.
    От черкесов прибыл корнет Пшемаф Ажигоев, мой старый друг по
    Майкопскому техническому училищу, человек высокого благородства. На
    предложение Безладнова он попросил посоветоваться со своими офицерами.
    Ушел и скоро вернулся с другим корнетом Беданоковым. Они доложили,
    что «господа офицеры Черкесского полка просят помиловать пленных до
    выяснения». Но у Безладнова, видимо, заговорило упрямство казака-
    черноморца: он тут же приказал «разделить пленных пополам и немедленно
    же расстрелять».
    Услышав это, пленные казаки побледнели. Какой-то длиннобородый старик
    упал на колени в их кругу, поднял глаза к небу, заплакал старчески и начал
    широко креститься. Эту картину по своей жути трудно описать. Пленных
    разделили пополам между полками и повели… Я еще не верил в это. Мне
    казалось, что это был сон, и сон дурной. Но когда в тридцати шагах от нас
    раздались беспорядочные выстрелы, я быстро лег на землю лицом вниз,
    словно омертвелый… Через 5−10 минут слышу голос офицера,
    исполнившего приказание Безладнова. Прапорщик из урядников-пластунов,
    неискушенный человек, мешая русский и черноморский языки, он
    докладывал, что «насылу рострэлялы… у козакив дуже тряслысь рукы».
    Выполняя последний долг христианина, я пошел посмотреть на несчастных.
    Они распластаны в густой крови, еще не остывшей. Вокруг них стоят
    казаки-корниловцы и тупо смотрят на трупы, а что думают они —
    неизвестно. 15 казачьих трупов валялись в беспорядке у западной околицы
    хутора Синюхина, а в 15 верстах от них, за пригорком — живым укором
    отчетливо видна была колокольня их Константиновской станицы, в которой
    были их дома и где жили их родители, братья, сестры, жены. Они больше
    уже никогда не увидят их.
    Подвода, на которой были привезены пленные, сиротливо стояла тут же.
    — А где же возница? — спросил кто-то.
    Высокий, сухой мужик-подводчик, лет семидесяти, также мобилизованный
    в подводы, тот, что молился Богу, ничего не зная, стоял с пленными. Его
    машинально включили в группу и… также расстреляли. На биваке полка
    наступила жуткая тишина, словно перед грозой. Казаки разошлись по своим
    сотням, а мы, офицеры, ушли всяк в свои думы-мысли».

    Март. село Кистинское.
    «Из Дивного прибыл в наше село командир 2-го Полтавского полка
    полковник Преображенский, который предъявил мне предписание
    начальника дивизии генерала Бабиева следующего содержания: «В
    распоряжение полковника Преображенского назначить двух офицеров, как
    членов военно-полевого суда, и десять казаков для выполнения
    постановления суда над неявившимися крестьянами по мобилизации»…
    Приезд и задание Преображенского удивило всех офицеров. Никто из них
    не хотел быть добровольно членами военно-полевого суда. Пришлось
    назначить. Суд был короткий: двоих повесили за селом, некоторых
    выпороли, а остальных отправили под конвоем в уездное правление. Я был
    огорчен как представитель Добровольческой армии «на местах». Довольно
    высокий ростом, стройный — Преображенский был строг и жесток.
    Службист».
    Газета «Вольная Кубань» сообщала, что в октябре 1918 г. «В ауле
    Тамбиевском, в семнадцати верстах от Кисловодска, Шкуро повесил
    восемьдесят комиссаров, в том числе и начальника штаба северно-
    кавказской Красной армии — Кноппе».
    Ноябрь, станица Отрадная.
    Снова генерал В. Л. Покровский и местные станичники. Согласно
    воспоминаниям Н. М. Мищенко, 60 человек раненых красногвардейцев
    были повешены на акациях прямо во дворе госпиталя, не считая других
    пойманных красноармейцев. В Попутной и рядом с ней убили зав. военкома
    Тесленко, Екатерину Николаенко и ее сына Яшку, братьев Шульгиных,
    Коребейника, Евдокию Прядкину, Матрену Никитенко и других.
    «В местной тюрьме, которая находилась на территории совхоз-завода
    эфирных масел, всю осень 1918 года белые пытали и мучили захваченных
    советских людей. Через эту бойню прошли и Татьяна Соломаха, и Петр
    Шейко, и Лозовая, и многие десятки погибших. В пьяном разгуле каратели
    врывались в дома «неблагонадежных», вытаскивали их во двор и тут же
    убивали. Так убиты Алексенко Марина, Коноваленко Сергей, Никитенко и
    другие. Иногда белые «развлекались», грабя и насилуя жителей станицы.
    Так, пришли козликинцы к Котельгиной Ирине, муж которой ушел с
    Красной армией, и потребовали деньги. Денег у нее не оказалось, ну и
    убили женщину. Еще пример: ворвались каратели в дом к Животковой,
    семья которой значится похороненной в братской могиле, изнасиловали ее,
    и, вместе с детьми, закрыли в хате и сожгли. Убили Браковую, муж которой
    был в Красной армии, и бросили ее под кручу. Браковая была беременной и
    во время избиения родила. Не отставали от мужей и братьев — карателей
    женщины — Мосиенко, Стуколова и другие. На памятнике Братской
    могилы имеется список 63 человек, ставших жертвой кровавого разгула
    белых. Это далеко не полный список погибших. Многие имена погибших
    остались забытыми, забыты и места их гибели».
    1 ноября 1918 г. П. Н. Врангелем занят Ставрополь. Отступавшие войска
    11-й Красной армии были вынуждены оставить в госпиталях города
    раненых.
    Сам генерал П. Н. Врангель вспоминал: «На следующий день после занятия
    города имел место возмутительный случай. В один из лазаретов, где лежало
    несколько сот раненых и больных красноармейцев, ворвались несколько
    черкесов, и, несмотря на протесты и мольбу врачей и сестер, вырезали до
    семидесяти человек прежде, нежели, предупрежденный об этом, я выслал
    ординарца с конвойными казаками для задержания негодяев. В числе
    последних, по показанию очевидцев, находился один офицер, к сожалению,
    преступники успели бежать».
    Схоже описывал эту ситуацию Я. А. Слащев, упоминая большее количество
    жертв: «Во время второго взятия Ставрополя 15 ноября 1918 г. был такой
    случай: один офицер ворвался в брошенный красными лазарет и начал
    кинжалом закалывать больных и раненых, причем заколол и только что
    принесенных туда красными двух корниловцев, пока его арестовали, он
    успел перерезать 90 человек. Генерал Деникин хотел его арестовать, но
    виновного пришлось посадить в дом умалишенных».
    Но это были не все жертвы.
    Слухи о расправах быстро распространялись, инициируя панику и бегство.
    А. П. Слезгинский впоследствии вспоминал: «Перед приходом деникинцев в
    г. Пятигорске были сосредоточены госпиталя с ранеными в количестве до
    10 тыс. раненых. Когда перед занятием города белогвардейцами пронесся
    слух о зверских расправах белогвардейцев с ранеными и больными,
    последние под влиянием страха, а может быть, и вследствие ненормального
    психологического состояния, хлынули в чем кто поспел из города в
    станицы. Это было в январе... при 20 °C мороза. Я видел и картину
    Верещагина, кажется, 1812 г., отступление французов. Если впечатление от
    нее оценить в единицу, то скольким сотням будет равняться это грустное
    зрелище. Я как раз ехал по следствию из Георгиевска в г. Пятигорск. В
    морозном тумане, как тени, как выходцы из мира ужаса, шли раненые — кто
    в чем. В белье и без белья, завернутые в простыню и поповские ризы
    (откуда добыты, положительно ума не приложу), а некоторых видел с
    проткнутыми в туфлях отверстиями, подпоясанные бечевой «для тепла»,
    одинокие хижины стоявшие по краям дороги, сносились, вернее
    разносились по бревешкам греющимися массами замерзающих погибающих
    людей. Мне казалось, что и сам воздух стонет. Выяснилось впоследствии,
    что на дороге, которой я ехал (Пятигорск-Георгиевск), нашли и подобрали
    около 3−4 тысяч трупов. Такой суммой страданий заплатил пролетариат
    Кавказа за короткую власть в 1918 г.».
     
    anti-- likes this.
  19. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
     
    anti-- and mcgru- like this.
  20. Charge

    Charge Well-Known Member

    Joined:
    Sep 5, 2003
    Messages:
    25,311
    Location:
    Moscow
    Наши, говорят, в "Шерманах" в каморе пушки виски находили. Подарки от американских пролетариев. Причем самые опытные - не по одному разу. Самый удивительный случай был зафиксирован на Белорусском фронте в декабре 44 года, когда наводчик Койнахер нашел в каморе орудия "Шермана" уже шестую бутылку виски, спустя полгода после присылки танка в СССР. Боевая машина к тому времени прошла с боями более полутысячи километров и имела на своем счету уничтоженные самоходку и противотанковое орудие, а так же несколько раздавленных грузовиков. Еще более удивительным оказалось то, что под воздействием холодного климата американский виски за это время превратился в ядреный польский самогон.
    Это удивительное явление было зафиксировано командиром роты, изъявшего бутылку для изучения в Особом отделе, но, к сожалению, уникальная бутылка полостью и безвозвратно погибла при налете вражеских пикировщиков на штаб полка.
    С тех пор необычный "Шерман" регулярно тщательно проверялся командиром роты, но более таких удивительных находок ему сделать не удалось.
     
    anti-- likes this.